21:45 

Боб, который всегда возвращается
Будешь плохо себя вести, получишь по шее. Топором.
Мёртвые, может быть, тоже смотрят в зеркала и воображают, что они все еще живы? Где гарантия, что они в свою очередь не считают живых мёртвыми?


Вообще-то, я человек упорный, как-то так вот исторически сложилось, что упорный я человек. Ну прям вот ащще. Только как водится у любого дара божественного, есть и вторая сторона, ни разу не положительная, потому что если бы она была положительной, я бы уже успела себе насосать на бентли, блондина-красавца, и проституток в количестве ста штук. А так у меня ничего такого нет, ни мущины с членом с меня ростом, ни бентли, ни проституток, даже самых задрипанных, которые за дозу любому отдадутся, даже такой уродке как я. Есть только у меня череп, да фигурка Джокера, ну может еще носок с дыркой на пятке.
Но тем не менее я все еще являюсь человеком исторически упорным. Даже не исторически, а патологически.
В детстве, например, я любила долго доебываться до всяких разных людей, что бы они мне что-нибудь купили, что-нибудь такое-эдакое, желательно сладкое и нежно мною любимое.
Потом я любила, например доебаться до маминых отчимов, прям вот хлебом не корми, дай доебаться.
Так же страстно в старших классах я доебывалась одноклассников, что бы выебали они меня страстно в ответ. Иногда получалось, иногда нет. Нет в нашем мире стабильности, давно войну пора развязать, а то охерели все. То проспект плиткой укладывать, что бы каблуки застревали в щелях, да так застревали, что вместе с туфлями, и не отодрать ни как. То вот, на те, цензура в интернете. Война, говорю, нужна, ой как нужна. Когда Петра обещали убрать? Херли этот урод церетелевкий на месте стоит?
Но да ладно, что я собственно, на Церетели срываюсь, не виноват же мужик, что Петр не удался, ей-богу не виноват. Простите меня, о, Церетели, гореть мне в аду, уже, наверно, даже скоро.
Знаете, был у меня тут случай, даже сравнительно как-то недавно. Обидела меня девица-красавица, обидела сильно ( не дала мне, блять. Да как можно, мне и не дать-то?! )
Вообщем задела мне, девица-красавица, все самое дорогое что у меня есть. Чувства мои задела, да так, что я три ночи прорыдала, на четвертую решила с балкона сброситься, а потом вспомнила, что матерь божья, я ж на десятом этаже живу и высоту боюсь. Пришлось еще три ночи, в компенсацию, прорыдать.
Как я мучилась, как я страдала, я рвала на себе волосы и выла, раздирала обои в зеленый цветочек, и грызла посуду. Я даже решила Кафку почитать, что бы проникнуться и с легким сердцем все-таки сброситься с десятого этажа.
А потом я решила мстить, ну даже не то что бы мстить, скорее делать то, что я умею лучше всего - добываться. Я писала ей про любовь, про пельмени, про любовь к пельменям, про любовь без пельменей. Я вставала засветло и звонила любимой, я ложилась с первыми петухами и отправляла ненаглядной трогательную смс-ку, где признавалась ей в чувствах своих , пропаганда которых, ныне запрещена на территории СПБ. Я опрашивалась с работы, убегала в темный угол и нашептывала страстные слова ей на автоответчик, затем подводила глаза заново, потому что от слез моих весь макияж просто внахуй, и снова убегала на пост смотрителя своего дур-дома.
И вот, как сейчас помню, это был погожий летний день, или осенний, светило солныщко, а дождь стучащий в окна разрывал мое сердце. И плакало небо, и смеялась я, смотря очередную серию Лунтика у себя на компе ( А что? Кто, сейчас Лунтика не смотрит, или там Пони? ). Вообщем прошло чуть больше месяца с того момента, как я перестала рыдать и жрать успокоительные пачками и прочно взялась за терроризирование техники моей неудавшейся любви, и моя любовь мне ответила...
И вот, спустя год история снова повторяется. Нет, уже не с той любимой, с которой раньше, уже с другой, но все же, ощущение дежавю на лицо просто.
Нахуй мне все это сдалось, я не знаю, но я снова села на любимого коня - доебывателя.
Ах, как я ее любила, ночами не спала, в подушку рыдала, сексом не занималась. А теперь эта прекрасная принцесса знать меня не желает, игнорирует мои эпосы про любовь и пельмени, и просто про пельмени, и вообще ранит мое сердце стопятьтыщ который раз. И я снова рыдаю, снова жую посуду и сморкаюсь в подушку, и подумываю о том, что видимо истории про пельмени ее не прельщают, раз уж она мне не отвечает. Хотя я честно не понимаю, как пельмени могут не прельщать? Это ж, черт, возьми пельмени, а не сосиски какие-нибудь компомосовкие...( или соски? )
А вообще я это к чему? Хуле, блять, меня-то ни кто не доебывается? Не пишет мне про пельмени? Не трезвонит стуками.
Не ужели я такая плохая? Да? Да, блять, я плохая конечно, но это не повод меня не доебаться хоть разок. Я ж блять, так пельмени люблю, прям сдохну щас как сильно люблю.
Я ж старая уже, умирать скоро.
И вообще жрать я хочу.

URL
   

А мы... кроманьонцы!

главная